Взаимоотношения, возникающие в процессе деятельности по реализации государственного социального заказа в Казахстане, регламентируются законодательно. Закон «О государственном социальном заказе, грантах и премиях для неправительственных организаций в Республике Казахстан» был принят еще 12 апреля 2005 года. С тех пор он претерпел ряд изменений и дополнений, последние по состоянию на 19.04.2019 г. Также к основным нормативно-правовым актам в данной сфере относятся: Закон Республики Казахстан от 4 декабря 2015 года «О государственных закупках» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 03.07.2019) и Правила осуществления государственных закупок, утвержденные приказом Министра финансов от 11 декабря 2015 года № 648 (с изменениями и дополнениями по состоянию на 18.09.2019) (далее - Правила). В августе 2018 года Приказом Министра общественного развития Республики Казахстан утверждены Правила формирования, мониторинга реализации и оценки результатов государственного социального заказа, а также Стандарт государственного социального заказа.
 
     Как мы видим, с одной стороны уже сформирована достаточно серьезная нормативно-правовая база, а с другой - как представители государства, так и общественные организации имеют значительный практический опыт участия в подобного рода совместной работе. Однако, процессы взаимодействия в настоящее время пока нельзя назвать совершенными: по-прежнему существует целый ряд проблем, в том числе законодательных, способных привести к ситуациям, имеющим неоднозначное толкование. Во избежание негативных для обеих сторон последствий, необходимо раз и навсегда прояснить и устранить спорные моменты.
     Консалтинг-Центр «ЗУБР» реализует проект «Осуществление мониторинга реализации государственного социального заказа в Центральном и Восточном регионе (г. Нур-Султан, г. Алматы, Карагандинская и Восточно-Казахстанская области) на 2019 год» по заказу Министерства информации и общественного развития РК. Основная цель – принятие мер по обеспечению эффективной реализации социально значимых проектов.
     В рамках проекта совместно с Заказчиками и Исполнителями в регионах были выявлены и проанализированы неоднозначные ситуации для их последующего прояснения с соответствующими госорганами, принимающими решения.
     Уже на этапах подготовки конкурса, разработки конкурсных заявок потенциальными поставщиками и их отбора заказчиками возникают противоречия, которые в конечном итоге не могут не оказывать влияние на качество реализации ГСЗ в целом.
     В соответствии с пунктом 3 статьи 249 Правил, не осуществляются процедуры предварительного обсуждения проекта конкурсной документации. В то же время пунктом 1 статьи 22 Закона О госзакупках предварительное обсуждение предписано в качестве обязательного условия для утверждения конкурсной документации. Исключения составляют требования, указанные в пункте 5 статьи 22 Закона О государственных закупках, однако государственный социальный заказ не подпадает под действие данной статьи. То есть получается, что в случае возникновения замечаний, а также необходимости подачи запроса о разъяснении положений конкурсной документации, потенциальный поставщик лишается права получения необходимой информации через портал госзакупок для подготовки качественной конкурсной заявки.
Статья 233 Правил предусматривает ряд критериев для оценки заявок, среди которых сведения о нахождении потенциального поставщика в «Базе данных НПО». Предоставление же сведений о своей деятельности общественной организацией и формирования Базы данных о них осуществляется ежегодно до 31 марта года, следующего за отчетным периодом (календарный год, предшествующий году предоставления сведений в Базу данных). То есть общественная организация, зарегистрированная после 31 марта текущего года, не имеет обязательств перед уполномоченным органом по предоставлению необходимых сведений.
В связи с этим не понятен порядок присвоения баллов в случаях, когда организация зарегистрировалась, например, 1 апреля текущего года и планирует принять участие в конкурсе, срок приема заявок по которому заканчивается 10 апреля текущего года.
     Баллы по критерию «Наличие опыта работы потенциального поставщика» определяются путем подсчета количества лет работы в сфере реализации социальных программ и проектов или на рынке оказания услуг. В большинстве своем опыт работы общественных организаций складывается из проектной деятельности, средний период которой составляет 6-8 месяцев в году. Кроме того, за один календарный год может быть реализовано несколько проектов соответствующих предмету закупки. Не понятно каким образом должен быть рассчитан опыт по данному критерию, если, например, сведения о квалификации содержат информацию о трех проектах, соответствующих предмету закупаемых услуг, в том числе: 1) с периодом реализации январь 2016 г. – август 2016г., 2) с периодом реализации март 2016 г. – сентябрь 2016г., 3) с периодом реализации январь 2017 г. – июль 2017г.
     Множество вопросов вызывает практическая выполнимость норм документов, принятых Министерством общественного развития в 2018 году (Правила и Стандарт).
Отсутствие чётких и всеми одинаково понимаемых процедур, как потенциальными поставщиками, так и заказчиками, приводит к спорным ситуациям и значительному затягиванию сроков закупок, что в конечном счете снижает эффективность реализации проектов, а также, непроизвольно отражаются на процессах мониторинга и оценки. Кроме того, существующие пробелы в законодательстве создают почву для манипуляции при подсчете баллов и, как следствие, возможному возникновению коррупционных проявлений.
     Очевидно, что вопросы совершенствования процедур реализации ГСЗ и оптимизации процессов взаимодействия «государство – НПО – бенефициары» требуют длительной совместной работы всех его участников.
     При этом работа над повышением эффективности системы мониторинга не только может, но и должна вестись параллельно. Ведь именно общественный мониторинг в мировой практике является одним из наиболее действенных инструментов обеспечения обратной связи между государством и обществом. Модернизируя систему общественного мониторинга, мы будем способствовать налаживанию цивилизованного конструктивного диалога между участниками данного трехстороннего процесса.
     Справедливости ради стоит отметить, что в последние годы применение такого инструмента, как общественный мониторинг, становится все более популярным среди госорганов. Есть примеры, как в сфере оказания госуслуг, так и в отношении эффективности реализации госсоцзаказа. И этот опыт уже сейчас нельзя назвать безуспешным.
     Но к сожалению, на сегодняшний день общественный мониторинг проводится, как правило, беспорядочно и разрозненно, не обеспечивая последовательность и учет ранее использованных подходов и результатов. Отсутствует общая методология, процедуры и принципы осуществления мониторинга (как для органов власти, так и для НПО), что значительно влияет на качество предоставляемой информации. Рекомендации зачастую не систематизируются и не учитываются для повышения эффективности деятельности.
     Практически еще не сформирована культура общественного мониторинга, недостаточно развиты профессиональные подходы и навыки неправительственных организаций.
     У органов власти отсутствует мотивация в инициировании процессов общественного мониторинга либо во взаимодействии с мониторинговыми группами, создаваемыми НПО (нет ни желания, ни потребности, ни видения выгод).
     Система общественного мониторинга качества госуслуг сегодня встроена в систему государственного контроля и оценки. Это приводит к тому, что часто эти понятия плохо разграничиваются самими госорганами. Получаемая в ходе мониторинга информация используется ими для выполнения собственных функций, например, для подтверждения или проверки показателей и индикаторов своей деятельности, или, что еще хуже, для принятия «карательных» мер в отношении субъектов мониторинга. То есть фактически общественный мониторинг проводится в интересах государственных органов, а не общественности.
     Нельзя забывать, что ключевым элементом в системе общественного мониторинга являются конечные бенефициары. Именно они, с одной стороны, являются основным источником информации (что делает ее значительно более ценной в сравнении, например, со статистическими данными), с другой – результаты общественного мониторинга должны в первую очередь приводить к положительным изменениям для них. Только при этом условии систему общественного мониторинга можно будет считать эффективной.
 
Проектная команда: Консалтинг-Центр «ЗУБР», г. Усть-Каменогорск, Zubr.ukg@gmail.com
8 8232 51 33 88